Александр Бобров

Меж высотой и глубью

Я думал: жизнь проста и слишком долог Мой век. А жизнь кратна и непроста. И я пошел в себя. Как археолог, Я докопался до того пласта... Но что было мне делать, когда меня вел Аполлон по ночам подниматься к парнасским высотам?.. Евгений Винокуров
В линялом галифе, по пояс голый, Я уходил в себя, упрямый, злой, Поскольку знал — еще со средней школы, — Что где-то должен быть культурный слой. Шли залежи сначала глины бурой, А я вникал. Потом — песок и шлак. Ночами мой приятель златокудрый Манил меня: вот так-то, мол, и так. А я копал. До основанья храмов Разрушенных, остатков мостовых. Потом берестяных достиг я грамот И мифов, нацарапанных на них. Склонился, нервно выплюнув окурок, И понял, что попал не в бровь, а в глаз. Начертано писалом — «Винокуров». Я понял: вот глубинный мой Парнас! Как археолог, с первыми лучами Шел в свой раскоп. И знал, что пласт — силен, К каким высотам бы ни звал ночами Приятель неуемный — Аполлон.
Источник:
Бобров А.А. Вообще и в частности: Пародии, эпиграммы, иронич. стихи – М.: Сов. писатель, 1989. – 207 с.