Александр Бобров

Не прибьюся!

И все наоборот, Что мы навытворяли, Дворяне шли в народ, А мы назад — в дворяне. В вашем круге вращаться Я мордой не вышел, Не привьюсь, не прибьюся... Мессир Машер в лесу Бонди зарезал Мессира Обери де Мондидье. Владимир Костров
Когда у нас ветра камыш качают И звезды отражаются а бадье, Мессир Машер в лесу Бонди встречает Мессира Обери де Мондидье. И резидент с агентом речь заводит У замка Монтаржи. Так, между дел... — Не знаете, Костров еще в народе Или назад — в дворяне — захотел? — Да что вы, шеф! Живет, и без ошибок, Компания — не натворить беды: Евгений Храмов, Николай Старшинов, Дед Серафим, туркмен Анаберды. Не сбить их на тлетворную дорожку, Как ни кружи — они нутром сильны: Сыграют в «дурачка» — возьмут гармошку, Поют частушки и метут блины. — Да что же он, нисколько не тоскует И у соблазнов не бывал в плену?! — Тоскует. Но в глубинку костромскую Уходит, как подлещик в глубину. Нет счастья на земле, но нет и выше! Как там у них по-русски говорят? Не вышел мордой. Из дому он вышел И, видимо, пошел в калашный ряд. Не подшофе, а совершенно трезвый, Ну, с чем ни подступись — в ответ: «Адье!» За сей доклад мессир Машер зарезал Мессира Обери де Мондидье.
Источник:
Бобров А.А. Вообще и в частности: Пародии, эпиграммы, иронич. стихи – М.: Сов. писатель, 1989. – 207 с.