Александр Бобров

Сдача

Он старки выпил для порядка в подъезде на троих — и в путь... Завидую собрату: в этот час он гоголем шатается вдоль Мойки... Мы пили когда-то — теперь мы посуду сдаем... Олег Чухонцев
Завидую собрату: в этот миг он хлопнул старки на троих в подъезде и, сохраняя петербургский шик, отправился вдоль Мойки с музой вместе. Он гоголем шатается сейчас, глядит, как на Исакий льется солнце, а под Москвой безрадостно у нас, почти приют убогого чухонца. Так вот, скажу: не приглашаю вас, друзья мои, — в провинции тоскливо, и в Павловом Посаде только квас, а в подлые года давали пиво. А, все равно! Случилось, что должно, как и всегда случается, что должно. Я тоже пил перцовку и вино, теперь уж перестраиваться можно и, глядя в идиллическую даль, на Мойке ли, на Клязьме ли — повсюду — готовить операцию «Хрусталь», то бишь сдаваться и сдавать посуду.
Источник:
Александр Бобров. Бей своих (Библиотека Крокодила №5). — М.: «Правда», 1991. — 47 с.