Феликс Ефимов

Из цикла «Курица или яйцо?»

Научный подвиг Ираклия

(Фазиль Искандер)

Ираклий вспоминал... Она хорошо выглядела, и захотелось сказать, что она хорошо выглядит и, что выгляди она не хорошо, никто бы не говорил, что она хорошо выглядит, но сегодня она выглядела все-таки хорошо, и он просто сказал: «Хорошо выглядишь, между прочим», — и, нащупав застежку на ее спине, притаился, ожидая чуда. Сейчас она сведет лопатки, как бы пытаясь взмахнуть крылами.

Впервые он подметил эту особенность на морском пляже. Потом — в кинотеатре, в телефонной будке, в очереди за Хемингуэем. А началась история в небольшом институте, где Ираклий отбывал положенные кресло-часы.

— Планирование называется! — возмущался знакомый предколхоза, — Скорее паровой молот наколотит себе головную боль, чем пробьет эту стену. Слушай, планеристы сами не знают, чего хотят. То им чай подавай, то табак, то кукурузу-мукурузу. А помнишь кампанию с козлотурами? Готов вырыть кости прадедов, если затея не была пустой еще до своего рождения. Воздух эта затея!

— Интересное начинание, между прочим, — возразил Ираклий. — Симпатичную повесть раскрутил один наш писатель.

— А теперь по плану-аэроплану мы должны помогать вашим лодырям разбираться в проблеме курицы и яйца. Слушай, разнарядка пришла, — закончил председатель дрогнувшим голосом.

Вдруг его осенило:

— Земляк, выручай! Ты хорошо вспоминаешь! Голова свежая! Вспомни, дорогой, что было раньше. Ты вспомни, а колхоз тебя не забудет.

Проблема захватила Ираклия, и он развернул исследования в своем курортном городке. Сразу повезло. На стыке биологии с галантереей нащупал новое свойство биогалактики: испытуемые дружно сводили лопатки и рвались в небо. В устремлении чувствовалось что-то древнее, изначальное, Самое Первое. Значит, птицы — прежде... Попахивало докторской.

Когда Ираклий приходил домой, из холодильника тоже попахивало докторской, но эта докторская с Той Докторской ничего общего не имела, совсем на нее не походила, даже и говорить не о чем, кроме того, что об этом говорить не следует.

Ираклий понимал, диссертация с подробным описанием опытов покажется скучноватой, и надо под занавес выдать что-нибудь гарантирующее успех. Допустим — мыслишку о бренности бытия. Но пока эксперименты засасывали...

Сквозь сладкую дрему вспоминал главное. Для отчета, для диссертации. Итак, где он? В городском парке? Возле турбазы?.. Стало свежо. Он раскрыл глаза и... вздрогнул. Из утреннего тумана торжественно выплывали надгробья. Эксперимент проходил на кладбище. Пахнуло ладаном и ароматом дамских духов.

Источник:
Ефимов Ф. Е. Курица или яйцо?: Литературные пародии, иронические стихи. — М.: Советский писатель, 1990.— 128 с.