Феликс Ефимов

Ременная тяга

(Юрий Кузнецов)

Он бился в четырех стенах
О мглу тяжелых дум.
Фантомы, ужасы и страх
Переполняли ум.
Откинуть страхи было лень
Герою моему.
Вдруг вещий кожаный ремень
Привиделся ему.
Герой услышал пенье стрел
И властный свист хлыста —
Гора манила. И предел.
И даль. И высота.
Дорогу указал ремень.
Дорога привела
На крутизну, что помнит тень
Почившего орла.
На роль царь-птицы чередой
Шел змей за валом вал.
Иных усовестил герой,
А больше распугал.
И сделал к бездне первый шаг,
И следующий шаг,
И эпохальный третий шаг,
Потом четвертый шаг.
И, разбежавшись, в небо взмыл.
Увидел яркий день.
Он пифией кричал. Но был
Оракулом ремень.
И даль услышала, что дни
Темней ночи, а ночь
Исчадью адову сродни.
Герой метнулся прочь.
Он заскользил в иной предел.
Куда змея сползла.
В кольце ремня он разглядел
Махровый корень зла.
А ветер — клоун шапито
Свистел и хохотал...
И все. Но более никто
По небу не летал.
Источник:
Ефимов Ф. Е. Курица или яйцо?: Литературные пародии, иронические стихи. — М.: Советский писатель, 1990.— 128 с.