Феликс Ефимов

Из цикла «Курица или яйцо?»

Жажда параканнибализма

(Лев Аннинский)

Один облюбует яйца, другой — курицу, третий скажет, что он нездешний, четвертый отмолчится. А я хочу уразуметь.

Для начала бросаю кость гипотетическому оппоненту. Вот она. Между серьезно аргументированным «яйца» и разумно обоснованным «куры» разницы нет. Тут все железно, даже оппонировать нечему. Занятней другое. В ходе эволюции в лоно тривиальной развязки вновь и вновь проявляет себя органолептическая компонента и кур и яиц в их неосознанном, но мудро запрограммированном традицией, стремлении к самовыражению.

Отсюда полшага до истоков престижа — силы дикой, грозной, могучей. Но сегодня этот аспект проблемы меня не колышет.

А вот что очевидно. Яйца и куры, исподволь управляя нами, заставляют нас с предопределенной кем-то (!) периодичностью совершать удивительные по свирепой бесцеремонности акты, я бы сказал, легального параканнибализма. Проще — квазивандализма.

Кстати, завершающая варварский ритуал процедуре — мытье рук — ни на йоту не делает нас чище, то бишь совестливее. А ситуация в целом удачно моделирует глобальный апофеоз бездуховности, занявшийся из очагов безнаказанного попрания святых первооснов и трансплантации масс-медиа на чуждую ему почву. Умывание рук! — как похоже на итоговую концепцию безнадежно запутавшегося гомо сапиенса.

Я не противопоставляю себя остальному люду. Всеми фибрами, зебрами и жабрами скромно пребываю в отведенных мне роком общечеловеческих слоях био- и ноосферы. Но утверждаю: игры в этическую (и эстетическую!) дисгармонию адекватно наказуемы. Расплата за Валтасаров пир, исчисляемая по широкой шкале возмездий — от сепсиса до апокалипсиса, — безусловно, грядет.

Пусть вас не шокирует прагматическая доминанта моей позиции. Давно созрела нужда спроецировать звенящую духовность строго философических споров в плоскость обеденного стола. Пора подвести итог взаимооплодотворяющих контамнаций «критик — писатель» и положить на стол нечто удобоваримое. Кому повем скрижаль мою?

А ведь сроду я не был специалистом в птицеводстве. Коллеги преуспели на сельхозпоприще — соки давят, повидла затевают. А я не у дел. Теперь мое — птицеводство. Хорошо. С птицами небо ближе, можно о душе подумать. И это пристойнее любопытствующего встревания в суверенную саморегулируемую систему «читатель — писатель». Да, я определенно предпочту птиц. У них и язык понятный.

Источник:
Ефимов Ф. Е. Курица или яйцо?: Литературные пародии, иронические стихи. — М.: Советский писатель, 1990.— 128 с.