Георгий Фрумкер

* * *

Это яблоко? Нет, это облако. И пощады не жду от тебя. . . . . . . . . . . . . . Всухомятку мычу и мяукаю, Пятернями башку обхватив. . . . . . . . . . . . . . Есть обычай у русской поэзии С отвращением бить зеркала... Сергей Гандлевский
Я уже и не пью и не кушаю. Видно, время моё истекло. Ты сидела с огромною грушею И с улыбкой глядела в стекло. За оконным стеклом тьма кромешная, А в окне отражалась сама. На пиру, ты любовь моя прежняя, С наслаждением ела сома. Это сом? — я спросил. — Это курица! — Ты мне зло усмехнулась в ответ. На поминках гуляла вся улица И горел ослепительный свет. Я мяукал, рычал и царапался, Напевал очень грустный мотив. Промычал себе — ну, ты и вляпался, И валялся, башку обхватив... Ох, посыпь меня белой магнезией, Если я вдруг вторично умру! Есть обычай у русской поэзии Гениально писать про муру.