Павел Хмара

Штопор на перевороте через крыло

Я так живу, что долго буду еще ворочаться в гробу! И по утрам аэродромы, как дети, плачут без меня... Феликс Чуев
Порою мне не верят даже, Я верю сам себе едва, Но я родился в фюзеляже в петлю входящего У-2. Я в самом детстве обнаружил Всю радость лётного труда: Иной ребенок падал в лужу, А я пикировал туда. Я вырос на аэродроме И был им так заворожен, Что спал на голом элероне, А накрывался виражом. Мне щи варили в бензобаке, Едва узнав мои шаги, Хвостами, что твои собаки Виляли дружно «ишаки»1. И я впитал в себя весь этот Пилотской жизни пух и прах, Чтоб после, сделавшись поэтом, Запечатлеть его в стихах. Мой стих и мертвого пробудит, И он, благодаря судьбу, Прочтет, помрет и долго будет Еще ворочаться в гробу!

1 Ишак — шутливое название самолета И-16.