Павел Хмара

Соловей на орбите

Я вхожу в этот мир, словно штепсель в розетку, и тогда на земле замыкается цепь. Замираю над всею землей спозаранку, как антенна, улавливающая беду. Татьяна Кузовлева
До чего ж сочетательна наша эпоха: на ракете сидит и поет соловей! Я вхожу в этот мир по закону Кирхгофа, по закону для сложных электроцепей. Я вхожу в этот мир, я встаю у калитки, мне березы и росы навевают печаль... Напрягается мозг, как у электороплитки напрягается нервно под током спираль. Как мне нравится жизнь неподвижной и тихой! Но и быстрой, и громкой мне она дорога. Вот сохатый спешит на свиданье с лосихой, как троллейбус закинув за плечи рога. Шелестят васильки и взлетают «Антеи», я читаю стихи про лесную зарю... У читателей уши, как большие антенны, принимают послушно все, что я говорю. Космонавты летят, ходят мишки по тропке, Я про все напишу, как мне чувства велят, если только во мне почему-нибудь пробки, напряженья не выдержав, не перегорят.