Александр Иванов

К жизни с любовью

Ой, как жизнь хороша! Скоро март затокует-загудит — стекла бить наугад и гардины мотать на кулак. Завершается век. И никто уже больше не будет Задыхаться, как я, и любить, и любить его так... Геннадий Русаков
Завершается век. Скоро март затокует-загудит, а потом засвистят хулиганы лесов — соловьи... Что-то будет, наверное. Что, я не знаю, но будет. Ой, как жизнь хороша! И как чешутся руки мои! От любви задыхаясь, примусь за любимое дело, разве кроме меня кто-нибудь совершит его так: стекла бить, стены пачкать, посуду крушить обалдело, опрокидывать мебель, гардины мотать на кулак. Где с любовью пройду я, как после набега Батыя, все повергнуто в прах, но без устали вновь я готов, и прохожих пугать, и консервные банки пустые присобачивать в шутку к хвостам ошалевших котов. Что же будет, когда меня больше на свете не будет, кто же кроме меня совершит сей любовный обряд?.. Ой, опять у подъезда чего-то токует и гудит — это в «раковой шейке» приехал дежурный наряд...
Источник:
Иванов А. В тоске по идеалу. — М.: Московский рабочий. — 1990г. — 144 с.