Александр Иванов

Камские страдания

Не пойму, куда мне деться! — у реки, как дивный дар, ты в траве сидишь с младенцем, Лена Лишина, маляр. И простит Буонаротти эту вольность или нет — я тайком пишу напротив твой задумчивый портрет. Николай Зиновьев
Становлюсь я, видно, старше, налит силою мужской. Вот уж прелести малярши мой нарушили покой. Увидал ее босую, начал голову кружить. Я тайком ее рисую, нарисую — буду жить. С ней мы встретились на Каме, с дамой сердца моего; обращаюсь к ней стихами — этот путь верней всего. Это — дело упрощает, только вот душа грустит: Микеланджело прощает, муж малярши не простит... Но поэту риск не страшен, поздно пятиться назад. Будет славно разукрашен мой задумчивый фасад. Впрочем, муж — такая туша... Вновь тревожится душа, потому что штукатурша тоже дивно хороша!..
Источник:
Реплики в сборе: Лит. пародии / Александр Иванов - М.: Сов. писатель, 1989 - 159,[1] с. ил.