Александр Иванов

Перегрев в Пицунде

И снова бью стекло в замызганном кафе. И снова хлещет кровь из ровного пореза. И совесть, как палач, на аутодафе ведет, пока жива, до полного пареза. Виктор Широков
В Пицунде наяву я вижу странный сон, я вижу наяву то господа, то черта. Я весь кровоточу, и доктор Кацнельсон доказывает мне безнравственность аборта. Непросто сочинить пугающий стишок, но тайна жутких строк мне с юности знакома. На аутодафе закономерен шок, а проще говоря — отключка или кома. Что ни строка — удар и до кости порез. Поэзия, увы, ты вся – езда в больницу. А то еще мигрень, истерика, парез, а иногда понос на целую страницу. Читатели мои! Все это — чушь и дичь, я просто ваш палач с рассвета до захода. Не важно, что у вас столбняк и паралич, меня читайте до летального исхода!
Источник:
Реплики в сборе: Лит. пародии / Александр Иванов - М.: Сов. писатель, 1989 - 159,[1] с. ил.