Александр Иванов

Рок пророка

Кривонос и косорыл, удивился и смутился: серафимный шестикрыл в юном облике явился. Вадим Рабинович
Я хоть музой и любим, только, как ни ковырялся, шестикрылый серафим мне ни разу не являлся. Вместо этого, уныл, словно он с луны свалился, серафимный шестикрыл на распутье мне явился. — Ну-с! — свою он начал речь. — Чем желаете заняться? — Вот хочу жаголом глечь — так я начал изъясняться. — Сочиняю для людей, пред людьми предстал не голым. Так сказать, людца сердей собираюсь глечь жаголом... Шестикрыл главой поник и, махнув крылом как сокол, вырвал язный мой грешык, чтобы Пушкина не трогал.
Источник:
Иванов А.А. Плоды вдохновения. – М., «Советский писатель», 1983, 224 с.