Александр Иванов

Селяви, оревуар!

Что упало, то пропало. Эх, малина, а не жись... А вчера противно стало. Хоть пойди — и удавись. Я пошел и удавился, Кончил эту селяви. И никто не удивился — ни чужие, ни свои... Ростислав Филиппов
Я не крайний, не последний, и горит огонь в крови. Только что-то мне намедни надоела селяви. Сколько мне еще крутиться На отпущенном веку... Надо самоустранится, миль пардон, мерси боку. Сколь веревочке не виться, пухом будет нам земля. Не пора ли удавиться, елки-палки, вуаля. Отослал я кино соседку, снял ненужный абажур, взял на кухне табуретку, выпил рюмку и — бонжур! По никто не удивился, не упал на трогуар. Только дворник прослезился и сказал: «Оревуар»!
Источник:
Иванов А. В тоске по идеалу. — М.: Московский рабочий. — 1990г. — 144 с.