Александр Иванов

Тайна жизни

Я часто замираю перед тайной. Ей имя — жизнь. В разрядах молний, в грохоте грозовом, В рассоле огнедышащей планеты Родился крохотный комочек жизни — Икринка, сгусток... Василий Захарченко
Я часто замираю перед тайной, Я бы назвал ее — преображенье. Загадочнее тайны нет нигде. ...Немыслимо бывает пробужденье: Глаза разлепишь — что за наважденье? — Лежать лежишь, но неизвестно где... А в голове — все бури мирозданья, Да что там бури — просто катаклизмы, Как написал бы Лавренев — разлом! Глаза на лбу, в них молнии сверкают, Язык шершавый, в членах колотун, Ни встать ни сесть, Во рту бог знает что, Не то Ваала пасть, не то клоака, Выпрыгивает сердце из груди, И что вчера случилось — помнишь смутно... И тут, я вам скажу, одно спасенье, Верней сказать, единственное средство. Берешь его дрожащими руками В каком-нибудь вместительном сосуде, Подносишь к огнедышащему рту!.. Струится он, прохладный, мутноватый, Грозово жгучий, острый, животворный!.. Захлебываясь, ты его отведал — И к жизни возвратился и расцвел! Есть в жизни тайна! Имя ей — рассол.
Источник:
Иванов А.А. Плоды вдохновения. – М., «Советский писатель», 1983, 224 с.