Евгений Минин

Покаянное

Когда по родине метель неслась, как сивка-бурка, Я снял с Башмачкина шинель в потёмках Петербурга. Шинель вела меня во тьму, в капканы, в паутину. Я в ней ходил топить Муму и — мучить Катерину. Михаил Анищенко
И я ещё предположил, что получилось спьяну, Когда на рельсы положил рыдающую Анну. О, как страдаю, видит Бог, покаяться охота — Болконский князь и Колобок — везде моя работа. Бессмысленным был тот грабёж в потёмках Петербурга — Шинель — она не макинтош, не на меху тужурка. Из книг в живых героев нет, не взять ли в Штаты визу? — Так думал про себя поэт, в пруд сталкивая Лизу!