Евгений Минин

Прозренное

Поэзия, как тайное уродство, которое приходится скрывать. Дмитрий Румянцев
Прозренье осенило через годы, ужасное открылось как-то мне: Поэты — это тайные уроды, на вид благополучные вполне. Пишу, а на душе моей постыло, душою постигаю естество: Горбатого исправит лишь могила — поэта не исправит ничего.