Евгений Минин

Тайна БП

Притопус и прихлопус

Нет занимательнее головоломки, чем пазл.
Игорь Горюхин

Нет занимательнее головоломки, чем пазл. Сидишь себе, укутанный пледом, в кресле-качалке, потягивая черный и тягучий, как смола, портер и вспоминая Гоголя. Того самого. Это он придумал первый пазл, помните — «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича»… и так далее. Скажите — разве это не прообраз составления пазла? Возьмем, к примеру, в южной части каких-нибудь Рифейских гор какой-нибудь журнал, да хоть тот же башкирский. В смысле «БП». Расшифрую аббревиатуру потом и знайте, что это не то, что вы думаете. Признаюсь как редактор — составление журнального номера по сложности сродни разве только собиранию пазла. Поэтому весь журнал состоит из блоков, которые собраны как пазлы.

Например — наши критики. Возьмем и попробуем собрать из них пазл. Итак, блок критики выглядит так: борода Анкудинова*, кудряшки Жаровой, взгляд Сафроновой и улыбка Аверьяновой — каково! Это же какая сила! Чувствуете дрожь? Гоголь просто отдыхает. Причём вместе с Белинским. Но раз уж вспомнили об Анкудинове, то перейдем к следующим фигурам нашего пазла.

К примеру — блок прозы, иначе — худблок. Ну, худ он не худ, но отберём в него самых известных из соприкоснувшихся с этим журналом литераторов: Горюхин и Фролов — редактор и его заместитель естественно должны прикрывать в арьергарде от прямого огня критики всю группу, фактически выполнять роль опорников, (опосредованно, разумеется), молодого писателя из Таджикистана Султанова, обаятельную Чураеву — без женщин жить нельзя в журнале, как в той оперетте, и — для политкорректности — уфимского прозаика Кривошеева. Этот блок цементирует основу журнала.

Между этими двумя блоками в полузащите действует пятерка поэтов. Она постоянно видоизменяется по составу и уровню, так что говорить поимённо о ней незачем. Спереди и сзади поэтического блока в роли свободных художников по всему полю журнала метаются а ля Аршавин и а ля Кержаков, сбивая с толку читателей, представители культуры и публицистики.

С этой тактической схемой я мог бы познакомить знаменитого Дика Адвоката (хотя в нашу сборную следовало подыскать тренера с фамилией Прокурор), если бы потомственный черниковский вор Федька-Чемодан не украл на уфимском вокзале, как Федьке и полагалось, чемодан, где находилось моё тактическое ноу-хау. Потом, правда, чемодан нашёлся, но в чемодане не осталось ничего. Ноу-хау Федька забрал себе и, вероятно, пропил. Так что читайте наш журнал, который, как говорит мой заместитель Игорь Фролов, «в некотором роде уникален. И даже во многих родах. Кто прочитает хотя бы худблок, тот поймет». Ну, а тех, кто не поймёт можем послать… ну хотя бы на футбол сборной — наслаждаться творчеством Дика Адвоката, если оно вам ближе, хотя скажу без сомнения, что сборная России, действуя по тактической схеме нашего журнала, добилась бы большего успеха в отборочных матчах.

P.S. (В смысле, сделав последний глоток портера и переведя недоброжелателей в партер). Нам, конечно, не светит диплом лауреатов БП (Белкинской премии). Но не поэтому назван наш журнал, не в честь какой-то премии. Всё дело глубже. И сложнее.

БП — Бельские просторы — назван для отвода глаз. Какие Бельские! Какие просторы!

Весь новый мир — наши просторы. И наше знамя выше всех. Потому что, на самом деле, БП — это Башкирский Пазл, который не каждому дано постичь, не каждому дано собрать и, тем паче, не каждому дано в него попасть!

* Всякое совпадение с именами реальных людей абсолютно случайно