Евгений Минин

Темпераментное

Июль, крутой, как сверхдержава, Москву расплющил, как жену. Москва коробится от жара и в новостях клянет жару. Дмитрий Быков

Июль, жара, сижу, потея — мне надо выдать сорок строк. Моя уснула Галатея, а я пашу, как тот сурок. Стихов ждёт “Новая газета”, как я – не сочинит никто, я для неё пишу про это, ну, и естественно — про то.

Пусть мой успех сиюминутен, но платят полною сумой. (Читатель ждёт уж рифму Путин — но кукиш Вам, читатель мой!). Я знаю, что жару по свету внедрило ФСБ, как тать, поскольку в обстановке этой нас проще голенькими взять.

Природа совершает бартер, ну, догадайся сам, мой друг, жару завёз к нам гастарбайтер, чтоб не тянуло нас на юг. Но мы ещё живём и дышим, и заедаем борщ безе, а тех вот, у кого кондишен, я б сразу-сходу в КПЗ, чтоб не выпендривался кто-то, как Ерофеев и Басё, поскольку от такой работы, поверь, читатель, слиплось всё, и так устал от разных криков, что с ямбом путаю хорей. (Читатель ждёт уж рифму Быков — так на, возьми её скорей!).

Как айсберг — внутренне и внешне в литературе я плыву, нет литератора успешней, пишу во сне, ни наяву, я работяга, а не нытик, но, в общем, не об этом речь, я просто знаю много гитик, как премию к себе привлечь.

Что объяснять — мы все не дети, и не купаемся в жиру, от зависти похолодейте — так легче вынести жару. Всем, у кого растаял разум — с кем не бывает иногда, советую накрыться тазом. Конечно, если в нём — вода.