Борис Носков

Разговор голодающего поэта с котом Василием

Самосад. Зверобой. Сухари. Продержаться бы месяца три. Мышь на выстывшей за ночь плите Аппетитно хрустит в темноте. Уплетает мои сухари. Кот Василий, проснись, посмотри... Алексей Елькин
Холода. Голодуха. Январь. Мыши съели последний сухарь. Третьи сутки не топлена печь. Надо встать бы да печку разжечь... Кот Василий свернулся у ног. От мороза и он изнемог. — Ты бы, Вася, глаза не косил, Лучше встал бы да дров наносил, Да сварил бы богатые щи. Знаю, буркнешь: «Работу ищи!» Я скажу тебе, Васенька, так: Ты покушать, гляжу, не дурак. Так иди и лови свою мышь, А поймаешь — придёшь, сообщишь. Вот её мы и сварим с тобой. А пока зверобой... зверобой... зверобой...