Вячеслав Орлов

Не спустя рукава...

А руки — в этот миг похожем на жернова — о кожу кожей, ладонью трутся о ладонь. Но вот уж правая, права ж намеренье, на левой, слабой, а следом левая на правой закатывают рукава. Когда он сел мне на руку, комар, на левую — я даже не заметил. ...у меня еще рука другая есть: подниму ее — и кончен бал! Сергей Викулов
Сижу не в поле, в кресле. Две руки бездействуют. Умучались. Устали. Усталость наступает и у стали, а тут, моим желаньям вопреки, они всего лишь — из живого мяса! И я сельскохозяйственного класса достойный представитель, говорю, что с заготовкой книжек мы плошаем, поскольку часто смотрим на зарю, а мясо, кстати — трижды в день вкушаем. Я сам вкушаю, сам себя корю! Вернусь к рукам. Как часто поутру, родную кожу ощущая кожей, я правую ладонь усердно тру ладонью левой — правая дороже! — и становлюсь добрей и вдвое строже, а это, надо думать, не к добру. О руки! Закругляться мне пора! Вы вправе выкинуть любую штуку! Я двух поэтов принимал с утра. И первого пригрел, как комара. Второй — сбежал. А то б издал... Как муху!
Источник:
Орлов В.И. Предбанник забвения: Литературные пародии. — М.: Советский писатель, 1988. — 128 с.