Владилен Прудовский

Не тот Мишель

...есть имя женщины: Россет... ...бывало, Лермонтов иль Пушкин стихи писали ей в альбом... Когда ее со мною нет, когда душа тоской распята, пишу стихи ей, как когда-то другой Мишель писал Россет. Михаил Воронецкий
Грушницкий, добрый мой приятель, мне одолжил свою шинель. Позволь представиться, читатель: имею честь, пардон, Мишель! Я, как мой тезка именитый, всего себя отдал стихам. Я их с огромным аппетитом пишу в альбом моей ля фам. Увы, лирические вздохи не поражают эту цель. Не те ле фам, не та эпоха и в основном — не тот Мишель!
Источник:
Журнал «Крокодил», 1982