Алексей Пьянов

Принадлежу и не тужу

Принадлежу закату и заре... Принадлежу удачам и уронам... В квадратик телевизора гляжу. Принадлежу и твистам и присядкам. Роберт Рождественский
Сейчас я откровенно расскажу — потребность в этом свойственна поэтам, — чему и почему принадлежу и что такое принадлежность эта. Принадлежу секвойе и ольхе, бананам и разваристой картошке, и Домскому органу, и гармошке, и синхрофазотрону, и сохе. Аэрофлоту и речным судам, коротким встречам, долгим заседаньям. Сантехникам. Переизданьям. Зданьям. А иногда и целым городам. Давно, со всем народом заодно, принадлежу и смогу и озону. Отдельно — Магомаеву, Кобзону, театру, телевиденью, кино. Принадлежу колибри и стрижу. Принадлежу и твисту и чечетке... А если уж по гамбургскому счету — жене своей одной принадлежу. А потому живу и не тужу.
Источник:
Пьянов А.С. Что посеешь...: Пародии. – М.: Советский писатель, 1984. – 112 с.