Алексей Пьянов

Размышления о стихах и прозе
в Павловском Посаде

(Олег Чухонцев)

Ночами в Павловском  Посаде
Читаю старые тетради...
В окне — ущербная луна.
Неспешно прошлое листаю.
Передо мною снедь простая,
Бутыль домашнего вина.

И вспоминаю, словно сон, я,
Как уходил от Фогельсона,
Судьбу вверяя небесам...
Увы, те дни — уже преданье,
И нынче на предмет изданья
Звонит домой редактор сам.

Приелся опиум оваций,
Рассеялся туман новаций —
Есть ненадежней капитал...
Но не бесспорно прогрессивны
В сравненьи с лаптем мокасины
(Так Евтушенко бы сказал).

Пора проститься со стихами,
Как с бедной юности грехами —
Вола вертеть резона нет.
Ведь согласитесь — бред собачий
Писать для мебели и дачи.
А, впрочем, может, и не бред.

Поэтов властно тянет проза
Подобно водочке с мороза,
Как на Руси заведено.
И я бы мог, на старших глядя,
Порвать заветные тетради,
Но есть сомнение одно.

Не оказаться бы в убытке —
Ведь нынче дороги напитки,
Хоть я финансами не слаб...
Чтоб срифмовать две-три картинки,
Вполне хватает четвертинки,
У прозы же — иной  масштаб.

А тут еще одернет критик:
Мол, вы, увы, не аналитик,
Грешит провалами сюжет,
Героя монолог финальный
Чрезмерно долгий, инфернальный,
И новизны в проблемах нет...

Что ж, примем мудрое решенье:
Не поддаваясь искушенью,
Покуда с прозой погодим.
Не навсегда, но хоть до лета
Еще останемся в поэтах,
А там, читатель, поглядим.