Алексей Пьянов

В глазах темно

У футболиста есть ворота, Он в них забрасывает что-то. Юнна Мориц
Была пора, когда в ворота И мы забрасывали что-то И, разумеется, мячи. Тогда российского циклопа Страшилась старая Европа И за мячи, и за мечи. Не значились мы среди рыжих, Нас помнят Лондоны, Парижи... А как «Уэмбли» нам внимал, Когда голкипер арсенальный, От страха бледный, инфернальный Голы из сетки вынимал! А нынче что?.. О боги, боги! И до чего же мы убоги В родной игре — мяче ножном. Очками дарим иностранцев — Вот до чего довел Романцев... Но я сегодня не о нем. Его наследник В. Газзаев Был честолюбием терзаем, Он, не зачав, хотел рожать. Но — непосильная обуза: Одной рукою два арбуза Никто не может удержать. Теперь пришел Георгий Ярцев. Нет, он не из футбольных старцев, Не из жучил, не из ловчил, Но эту честь и это бремя Ему, увы, опять на время Все тот же Колосков вручил. Однако хватит о футболе. Ужели нет сильнее боли?! Лишь стоит поглядеть в окно. Разборки, стрелки, драки, враки, Бомжи, бездомные собаки... Средь бела дня в глазах темно.