Юрий Шанин

Вальс при лучине

Как все священно, что освещено потрескивающей лучиной, — и пушкинских времен веретено, и случаи, и судьбы, и причины. Петр Вегин Из альманаха «День поззии-76»
Родная, шею не сверни себе: мы — в темноте, патриархально робки. Какое счастье, что у нас в избе перегорели все электропробки! По-светски старосветски простоват, по-деревенски лежа на овчине, зажгу лучинку в целый киловатт — и поседим, родная, при лучине. Как все священно, что освещено! Как натуральна всякая натура! Любимая, верти веретено! Мой друг, пожертвуй лаком маникюра! А завтра девы с бликами в очах узнают о невиданном почине: пусть Вознесенский пляшет при свечах, а я вальсирую — лишь при лучине! Несправдливо в городском дому лучистая лучина позабыта. Ведь Пушкин тик писал лишь потому, что не познал услуг Энергосбыта! Но вечно на пиитовом пути встает цивилизации химера... Любимая! В день ангела сплети мне лапти сорок третьего размера!
Источник:
Шанин Ю.В. Вместо бессмертия: Фельетоны, пародии, эпиграммы, мадригалы. — К.: Рад. письменник, 1986. — 135 с.