Юрий Шанин

Воспоминание о зайце и охотнике

(Юрий Левитанский)

Поскольку литературные пародии Юрия Левитанского на бессмертный сюжет «Раз-два-три-четыре-пять, Вышел Зайчик погулять...» снискали заслуженную популярность, вполне естествен вопрос: а как бы решил заячье-охотничью проблему сам автор приданными ему поэтическими средствами? Итак:
Я знаю давно, что, когда умирают зайцы, в угасании тихом отринув и грусть, и корысть, равнодушны невиданно, часто другие зайцы не сомлеют и даже не бросят морковку грызть. За бессердечие как вы их ни корите — прямо рядом с усопшим, невинно топорща усы, озорная зайчиха будет в хрупком корыте как ни в чем ни бывало стирать, извините, трусы. Безразлично заезжей зайчихе, что мыло, что пена! Почившего в бозе похоронивши едва, распевает она беззаботно сонаты Шопена или вдруг дробно-дробно исполнит этюд №2. От двустволок спасаясь и в киноэкраны врезаясь, гибли толпами зайцы различных долгот и широт, но однажды родился такой иронический заяц, который решил не погибнуть, а — наоборот! Время вовремя вычислив, с шерстки повычистив вычески, иронический заяц, доверием обличен, разъяснил популярно охраннику, что исторически да и фактически охотник как класс обречен. И, оставив свою беззащитную жертву в покое, вдруг охотник прозрел и забросил ружье под кровать… Потому что, товарищи, время сейчас не такое, чтобы зайцев задиристых запросто убивать!
Источник:
Шанин Ю.В. Вместо бессмертия: Фельетоны, пародии, эпиграммы, мадригалы. — К.: Рад. письменник, 1986. — 135 с.