Владимир Туровский

У дел Поэта

Дурашливость в поэзии — начало, хотя и ум, конечно, не конец! Но с умными поэзия теряла. А с дураками обрела венец. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Удел поэта, он всегда хреновый: ведь хрен тереть — не напасешься слез! Александр Щуплов
Не все у нас в литературе просто, но коль взглянуть без розовых очков, поэзия предстанет венценосной, благодаря усильям дураков. Дурак творил, дурак слагал поэмы, дурак работал не смыкая глаз, он не чурался злободневной темы и с легкостью взбирался на Парнас. А умники, посмеиваясь вяло, поодиночке шли куда-то вспять... Да, с умными поэзия теряла, решив, что с умным лучше потерять. Но с кем Поэт? Ни с кем! Его забота — Проникнуть в суть начала и конца: поэт трет хрен, и за свою работу не требует венца он и винца, поэт трет хрен! Плачевное занятье! Удел поэта, он всегда... такой. Ну вот и все, что вам хотел сказать я. Прощайте. Слез не надо. Хрен со мной.