Анатолий Яни

Ржавое обаяние

И на вечные веки к земле этой плоской приникло моё сердце, пробитое нежности ржавым гвоздём. Иван Григорьев
Не сторонник я нежностей тех, что обычно телячьи, — настоящая нежность такой же должна быть, как гвоздь, чтоб забить его где-нибудь, скажем, у моря, на даче. Не хочу, чтоб швыряли мне нежность, как бобику кость. Никогда не забуду мгновений прекрасных, когда ты заржавелых гвоздей принесла на свидание горсть и большой молоток. Не забуду и памятной даты, когда в сердце моё ты забила любви своей гвоздь. От кинжалов-ресниц просто некуда было мне деться, в пропасть нежного чувства я весь провалился, как в люк. Гвоздь любви так стараясь забить в твою туфельку сердца, чтобы вдруг не сломался сердечного счастья каблук. Для тебя не прошу я у пушкинской рыбки корыто, рыбку мне золотую не хочется брать на измор. Как бревно, моё сердце для ласки топорной открыто — так вонзай же в него обаяния ржавый топор! Пусть летит прямо в сердце любовь, как стрела или пуля! Я хочу, чтобы нежность, как нож, раскромсала нутро. Убивай же меня, о любовь! Я — олень, я — косуля. Так вонзай же, как финку, всю нежность свою под ребро! Не нужны ни Париж, ни долина любви андалузья: по сравненью с тобой все сокровища мира — лишь вздор. Размечтавшись о ласке твоей, всё никак не дождусь я, когда врубишь ты в сердце мне нежности ржавый топор.