Игорь Южанин

Кэнзелень

В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом По аллее олуненной Вы проходите морево... Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева, А дорожка песочная от листвы разузорена — Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый. Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная... Упоенье любовное Вам судьбой предназначено... В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом — Вы такая эстетная, Вы такая изящная... Но кого же в любовники? И найдётся ли пара Вам? Ножки плэдом укутайте дорогим, ягуаровым, И, садясь комфортабельно в ландолете бензиновом, Жизнь доверьте Вы мальчику, в макинтоше резиновом, И закройте глаза ему Вашим платьем жасминовым — Шумным платьем муаровым, шумным платьем муаровым!.. Игорь Северянин, «Кэнзели»
В тесной майке с разводами, в узких джинсах муаровых По аллее обкуренной Вы идёте путаново... Ваша майка изысканна, Вы такая понтовая. Кавалер разузоренный, пятерня распальцовая, Гривуазно сажает Вас в ландолет ягуаровый. Вам кокотно и курево, снова ночь новобрачная... Упоенье любовное будет звонко оплачено... Куртуазно-эстетное, донжуанно-изящное То, что было утончено, постепенно утолстится. Жизнь доверьте Вы мальчику, что под плэдом к Вам мостится. Пусть рессор эллиптических так грезэрно качание В дымке марихуановой и в угаре бензиновом, Но, раскрыв ему взмолненно блеск нейлона жасминовый, В этот век оспидованный не забудьте резину Вы, Чтобы утром вервэновым не рыдалось в отчаяньи.