Игорь Южанин

Скорострельность изысканной речи

Я — изысканность русской медлительной речи, Предо мною другие поэты — предтечи, Я впервые открыл в этой речи уклоны, Перепевные, гневные, нежные звоны. Я — внезапный излом, Я — играющий гром, Я — прозрачный ручей, Я — для всех и ничей. Переплеск многопенный, разорванно-слитный, Самоцветные камни земли самобытной, Переклички лесные зеленого мая, Все пойму, все возьму, у других отнимая. Вечно юный, как сон, Сильный тем, что влюблен И в себя и в других, Я – изысканный стих. Константин Бальмонт
Я — и всех и ничей, Я — и царь и лакей. Стих мой нежен и чист, Я — поэт-уклонист. Я — не просто излом, а — разорванно-слитный. Безглаголен мой стиль, перепевно-элитный. Самобытность свою у других отнимаю И в весеннем лесу мне поют попугаи. Всё пойму, всё возьму И отдам — никому. Я — не Костя Бальмонт, Я — верховный архонт. Пусть мой стих разнесётся на сотни парсеков, Выходите, встречайте ловца человеков. В бурой шкуре верблюжей ходил мой предтеча!.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И врачи согласились, что это не лечат.