Виктор Завадский

Блудный сын

Зашвырнуть бы в самый дальний угол жизнь мою — сомнение мое!.. Сын уборщицы, в интеллигенты в туфлях, сбитых набок, выхожу... Цвет лица приобретаю бледный и плевком окурков не гашу. Сплюнешь. Да еще подошвой разотрешь. Геннадий Красников
Зашвырнуть бы в самый дальний угол жизнь мою и шкафом придавить: с университетских лет на убыль и пошла моя блатная прыть! Блудный сын уборщицы, я вижу, что не удалась мне жизнь моя: в люди потому я и не вышел, что в интеллигенты вышел я... Брит, обут, умыт, одет по моде, обхожусь без мата и без драк, не курю, не пью, не бью по морде ни людей, ни кошек, ни собак. Извлекаю штопором я пробки, а не зубом, что привычней все ж. выражаясь вежливо и кротко: — Ах ты, еш твою, коньяша, клеш!.. Даже на кого-то натыкаясь, нехороших слов не говорю, и в платок, а не в кулак сморкаюсь, и перстом не лазаю в ноздрю! Это пытка страшная! В пылу лишь редко-редко душу отведешь: матюкнешься, дашь по морде, сплюнешь и еще подошвой разотрешь!
Источник:
Завадский В.В. Смех, да не только: Стихи. Литературные пародии. – М.: Советский писатель, 1991. – 176 с.