Виктор Завадский

Чужая роль

Мне снится, что в некоем зале, где я не бывал никогда, играют какую-то пьесу. И я приезжаю туда. Но я не играл этой роли и пьесы не знаю такой. Я был в юности — вылитый Лермонтов. Юрий Левитанский
По синим волнам океанским, лишь звезды блеснут в небесах, несется корабль с Левитанским, несется на всех парусах. Из трюма тогда император, очнувшись, является вдруг. На нем треугольное нечто и серый похожий сюртук. Соратников громко он кличет и критиков грозно зовет, и сам Левитанскому лично жестокий вопрос задает: «Зачем из великой баллады ты взял и строфу и размер? Ты думал, что я не узнаю, что я не приму строгих мер?» «Прости мне мой грех дилетантский, — поэт возопил, — но не трожь! Я видимостью — Левитанский, а внешностью — Лермонтов сплошь. Что жизнь наша? Кинематограф! И все ж я поэзию чту! Бери, Бонапарт, мой автограф, а Лермонтова... я прочту!»
Источник:
Завадский В.В. Не смехом единым: Литературные пародии и эпиграммы. – М.: Советский писатель, 1980. – 136 с.