Виктор Завадский

Не прославлю!

Когда Мария родила меня, кричали петухи в саду вишневом... ...Но как змея взвилась я на хвосте, исчадие истерики и психа, когда мне снилась тоненькая книга... Татарник розовый, цветок многоголовый, могучий муж, родимый и суровый, вонзивший корни в пласт моей судьбы бахвальства ради, ради похвальбы. Лидия Григорьева
Когда Мария родила меня, перепугала всех она впервые: по погребам попряталась родня, деревья гнулись и собаки выли. Исчадие истерики и психа, не родилась, взвилась я, как змея, когда в утробе мне приснилась книга — на титуле фамилия моя! А в ней мои стихи о змее-муже, многоголовом, проклятом к тому же за то, что ради славы-похвальбы вонзил он корень в пласт моей судьбы, за то, что он, примазываясь к славе моей, таким нахальным, наглым стал, когда права «законные» представил вставать на мой законный пьедестал! ...Четвертоватъ тебя бы, обезглавить, оставить без голов, без рук, без ног! Э, впрочем, не надейся, муженек: ведь этим я могу тебя прославить!
Источник:
Завадский В.В. Смех, да не только: Стихи. Литературные пародии. – М.: Советский писатель, 1991. – 176 с.