Бронислав Кежун

Распевы-перепевы

Сентябрь-скопидом в котловин сундуки С сынком-листодером ссыпал медяки. Н. Клюев Что ж, в нашем краю, где сугробам простор, Худого двора не завел Зимогор: В сусеки обочин, в лари котловин Он сыплет пшено первосортных снежин. Николай Тряпкин
Я спал под тулупом, свернувшись крючком, Вдруг в избу мою постучали дрючком. И кто-то промолвил: «О Тряпкин, вставай!» По небу катился луны каравай. Наверное, вечер — мастак-хлебопек — Его, как на углях, на звездах испек. И только я вышел тихонько во двор, Меня вдруг окликнул старик Зимогор: В сусеки обочин, в лари котловин Он сыпал пшено первосортных снежин! Так Клюев-старик в котловин сундуки С сынком-листодером ссыпал медяки! Я стал, неожиданно оторопев: В душе моей лился распев-перепев! И вдруг появляется царь Берендей, — Его борода — всех бород бородей. И грозно нахмурился царь Берендей: «Пошто словесами ты мучишь людей?»
Источник:
Бронислав Кежун. Поэты и портреты. Лит. пародии. — Л. : Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1974. — 126 с.